Обморочные состояния Острая сердечная недостаточность Боли в груди Астматические состояния Коматозные состояния Боли в животе

Разрыв селезенки и печени

Говоря о внутренних кровотечениях в результате разрыва селезенки и печени мы не считаем нужным выделять клиническую картину разрыва того или другого ор­Гана; это не имеет никакого практического значения для врача скорой и неотложной помощи. Надо уметь только распознать разрыв органа с кровотечением в свободную брюшную полостъ, так как вовсех таких случаях пока­заны срочная госпитализация и немедленное оперативное вмешательство.,

Клиническая картина внутреннего кровотечения на почве разрыва органа складывается из следующих при­знаков. В момент разрыва всегда налицо начальный шок с явлениямн раздражения брюшины. Затем появляется синдром внутреннего кровотечения: резкая бледность ча­стый и малый пульс, чувство дурноты и обморочное состояние. При исследовании живота обнаруживается скоп­ление жидкости в брюшной полости (притупление перкуторного тона). В ряде случаев отмечаются жалобы на сильные боли в плече (плечевой симптом). Конечно, картина может варьировать в зависимости от интенсивности кровотечения, поэтому те или иные признаки могут бытьвыражены сильнее или слабее, но главное то, что они почти всегда налицо.

Разрыв селезенки встречается чаще, чем печени. Он бывает самопроизвольным или травматическим . Самопроизвольный разрыв селезенки наблюдается при наличии измененного патолотическим процессом органа, чаще всего в результате малярии или возвратного тифа. Травматический разрыв легче диагностировать, ибо травма заставляет подумать о такой возможности, диагностика же, самопроизвольного paзpывa нe вceгдa легка. Обнаруживающиеся при разрыве селезенки разлитое напряжение брюшной мускулатуры, острые, периодические боли, частый пульс при повышенной температуре могут дать повод для смешения с перитонитом. Отличием служит следующее: при перитоните обычно имется резчaишая , чувствительность живота при ощупывании, чего нет при разрыве селезенки. Правда, в поздней стадии перитонита болезненностъ живота становится незначительной, в связи с понижением общей чувствительности в результате тяжелой токсемии; признаками токсемии являются затемнение сознания, помутнение глаз, слабое реагирование на окружающую обстановку. Всего этого не бьrвает при разрыве селезенки. Что касается учащения пулса, то надо помнить, что оно наблюдается при любом кровотечении, а несоответствие пульса температуре не является исключительным признаком перитонита. Исключительно важным для разграничения выстукивание живота. При перитоните всегда налицо тимпанит, при разрыве же селезенки - притупление перкуторного тона. Учитывая все это, можно вполне правильно диагностировать paзpыв селезенки.

Во избежание смешения с перфорацией и язвенным кровотечением надо помнитъ, что при перфорации вна­чале не бывает повышенной температуры, ни несоответствия пульса температуре; наконец, притупление перкуторного тона при выстукивании живота говорит против перфорации. Точно так же нетрудно различитъ разрыв селезенки и язвенное кровотечение. Последнее, как изве­стно, проявляется кровавой рвотой или меленой. Температура обычно нормальная, живот мягкий, ощупывание безболезненно. Все эти признаки не характерны для разрыва селезенки. При разрыве селезенки обнаруживается значительный лейкоцитоз с некоторым отклонением формулы влево, но вообще такая картина крови характерна для любого кро­вотечения в свободную брюшную полость.

Надо подчеркнуть еще один симптом, считающийся характерным для разрыва селезенки. Если осторожно по­вернуть больного на правый бок, то тупость в левой ча­сти живота остается, Это объясняется тем, что в левой части живота сгустки крови затрудняют быстрое переме­щение жидкого содержимого брюшной полости.

Явления внутреннего кровотечения при разрыве пече­ни меньше, чем при разрыве селезенки. Повторяем, что детализация в условиях работы врача скорой и неотлож­ной помощи излишня. Важно только установить и диаг­ностировать внутреннее кровотечение и немедленно госпи­тализироватъ больного в хирургическое отделение. Тупые травмы живота, даже если нет видимых признаков внут­реннего кровотечения, заставляют врача скорой помощи быть начеку: несмотря на внешнее благополучие, течение их может быть крайне коварным и закончиться перито­нитом. В этом отношении исключительно опасен разрыв кишки, который неизбежно заканчивается перитонитом. Врач скорой и неотложной помощи должен об этом все­гда помнить и искать начальные, пусть незначительные, перитонеальные симптомы.

Большое значение как начальный симптом имеет на­пряжение брюшной стенки, несмотря на общее хорошее самочувствие. При малейшем подозрении, при самом не­значительном намеке на брюшную катастрофу врач ско­рой помощи должен доставить больного в стационар, где можно обеспечить постоянное и внимательное наблюде­ние . Правда, напряжение брюшной стенки может насту­пить при простом ушибе на почве травмы межреберных или поясничных нервов либо как следствие рефлекса с пристеночной брюшины. Понятно, такое напряжение не опасно.

Точно разграничить причину напряжения брюшных мышц не всегда возможно. Поэтому в таких случаях более правильна гипердиагностика, чем недооценка данного признака. Во всех подобных случаях правильная тактика врачей скорой помощи заключается в немедленной гос­питализации больных, причем прием таких больных обя­зателен для любого хирургического стационара. Врачи скорой и неот­ложной помощи должны быть особенно начеку, стремясь к возможно большему сокращению количества диагно­стических ошибок. При брюшных катастрофах от врачей скорой и неотложной помощи требуется только одно - ­немедленная госпитализация в хиргическое отделение, причем необходимо сообщать врачу стационара все свои наблюдения над больным, все соображения по поводу предполагаемого диагноза. Это значительно облегчает распознавание, ибо некоторые первоначальные признаки, которые видел врач скорой медицинской помощи, в даль­нейшем исчезают. Наблюдения врача скорой помощи в таких случаях представляют особую ценность.

В рассмотренный большой отдел заболеваний, при которых ведущим признаком является боль в животе, вхо­дят чисто терапевтические и чисто хирургические болезни. Никогда не следует терапевту в неясных случаях выжи­дать, надо немедленно вызывать на консультацию хи­рурга. Но делать это в условиях работы скорой помощи не приходится, так как вызовы консультантов и любые добавочные исследования приводят к потере драгоцен­ного времени, а шансы на благоприятный исход, как го­ворит Джанелидзе, уменьшаются с каждым поворотом часовой стрелки. Во всех затруднительных случаях пока­зана немедленная госпитализация больного, причем гос­питализации не в терапевтическое, а в хирургическое отделение у врача-терапевта не должно быть ложного стыда за «ошибочный» диагноз. Жизнь человека, находя­щаяся в руках врачей, стоит выше таких предрассудков. Да и никто не сможет , упрекнуть врача скорой медицин­ской помощи за доставку такого больного в стационар.




Все права защищены © 2008 - 2017 "Камайская Федерация следопытов - Учебное отделение"